28 июля, 2016 11:22

Европейское бюро ВОЗ: Самая серьезная эпидемия гепатита на территории Европейского региона – в странах бывшего СССР

Сколько людей инфицировано в странах постсоветского пространства и каковы их возможности по раннему выявлению и лечению заболевания? Об этом в преддверии Всемирного дня борьбы с гепатитом Радио ООН рассказал представитель Европейского бюро ВОЗ Антонс Мозалевскис.
16.-antons-mozalevskis-sierra-leone-20141

Около 400 миллионов человек в мире инфицированы вирусом гепатита, однако лишь каждому 20-му из них об этом известно. У трети всех инфицированных, согласно статистике, развивается рак или болезнь печени, а 1,45 миллиона человек ежегодно погибают. Эксперты Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) предупреждают: вирус, проникший в организм, может не проявлять себя десятилетиями.

В отличие от гепатитов А и Е, которые относятся к «болезням грязных рук», гепатит В, С и D передается примерно, как вирус иммунодефицита человека (ВИЧ): через переливание зараженной крови, инвазивные медицинские процедуры с использованием загрязненного оборудования – например, лечение зубов, реже – через небезопасные сексуальные контакты. Гепатит В также могут получить дети от зараженной матери во время родов. Все это можно предотвратить.

В ВОЗ считают, что, несмотря на грозные цифры заболеваемости и смертности от гепатита, человечество вплотную подошло к возможности полной ликвидации этой инфекции. В арсенале современной медицины есть знания о гепатите, вакцина и эффективные препараты по его лечению. Осталось сделать все это доступным для всех граждан.

АМ: Что касается Европейского региона ВОЗ, то, судя по оценочным числам, около 15 миллионов человек инфицированы вирусом гепатита С, и 13 миллионов человек инфицированы вирусом гепатита В. И 2/3 из них проживают в странах Восточной Европы и Центральной Азии, то есть в странах бывшего Советского Союза. Можно сказать, что самая тяжелая эпидемия тоже приходится на эти страны. Это высокий показатель.

Проблема вируса гепатита в том, что в большинстве стран нет достоверной информации, точных цифр о том, сколько человек инфицировано. Но оценочные показатели говорят о том, что именно в странах Восточной Европы и Центральной Азии эти цифры могут быть достаточно высокими: и 5 процентов, и даже 10 процентов  населения заражены в некоторых странах.

НШ: В развитых странах болезнь распространяется в основном среди наркопотребителей, а вот в менее развитых до сих пор существует риск заражения в медицинском учреждении?

АМ: К сожалению, это правда. И даже если мы смотрим на развитые страны, все равно риск инфицирования при каких-то медицинских манипуляциях существует. Мы до сих пор иногда слышим о вспышках заболеваний, которые были обусловлены какими-то нарушениями в предоставлении медицинских услуг даже в западных странах. Это объясняется тем, что вирус гепатита, особенно гепатита С, в 10 раз более заразен, чем вирус ВИЧ. Поэтому иногда каких-то мер предосторожности достаточно, чтобы предотвратить заражение ВИЧ, но недостаточно, чтобы предотвратить заражение вирусом гепатита С или В. Во многих странах Средней Азии, особенно в более отдаленных их районах, до сих пор риск заражения в секторе здравоохранения очень высокий.

НШ: Как у нас обстоит дело с лечением? Я знаю, что препараты очень дорогостоящие, медицинского страхования нет. Как люди лечатся?

АМ: Хорошая новость в том, что сейчас появились новые лекарственные препараты, которые способны полностью излечить вирусный гепатит С в 90-95 процентах случаев. Они появились в последние несколько лет, хорошо переносятся, почти не дают побочных эффектов. Но проблема в том, что они очень дорогие. В то же время рынок этих препаратов меняется достаточно быстро, появляются новые препараты, со временем эти цены снижаются.

Также некоторые страны заключили договор с компаниями, производящими препараты -  дженерики, которые стоят в десятки раз дешевле.

В нашем европейском регионе в эту схему доступа входят четыре страны с Центральной Азии. Там эти препараты намного более доступны, чем на Западе… по ценам, хотя все равно эти цены остаются очень высокими для уровня доходов, существующих в этих странах.

НШ: Но там есть какие-то государственные программы? Может быть, с помощью каких-то международных институтов, чтобы предоставить такую медицинскую помощь людям…

АМ: В этом отношении тоже быстро меняется ситуация, но до сих пор во многих странах нет государственных программ, хотя некоторые страны оценивают такую возможность. В Казахстане есть позитивные новости, что некоторым пациентам будет оплачиваться лечение из государственных программ, так же и в некоторых других странах. Но во многих странах абсолютное большинство больных не могут позволить себе приобрести эти препараты, и государственных программ в этих странах все еще нет.

НШ: Как насчет России?

АМ: Я не могу Вам дать точных данных. Я знаю, что они отличаются в зависимости от региона, т.к. в России сейчас децентрализованная  закупка препаратов. Цены тоже различаются, но до сих пор проблема с доступом к этим медикаментам стоит очень остро.

НШ: Если человек обнаружил у себя при каком-то осмотре гепатит, то ничего не может с этим поделать, если у него нет денег на эти препараты.

АМ: Эта ситуация достаточно динамична, и спрос порождает предложение, поэтому одной из проблем с вирусом гепатита является тот факт, что большинство людей не знают, поэтому пока еще нет такого спроса, нет спроса со стороны гражданского общества, со стороны пациентов, поэтому система здравоохранения не реагирует, как следовало бы на этот спрос.

НШ: Но если Россия и другие страны постсоветского пространства присоединились к Целям устойчивого развития, в которых заложена какая-то определенная цель – сократить…

АМ: В Целях устойчивого развития есть цель, касающаяся сокращения ВИЧ инфекции, упоминается также борьба с вирусными гепатитами, но в Целях устойчивого развития вирусным гепатитам уделяется меньше приоритета. Но, в тоже время, Всемирная организация здравоохранения разработала Глобальную стратегию по вирусным гепатитам, которая была принята всеми странами-членами в мае этого года. В ней установлена цель искоренения вирусных гепатитов как угрозы общественному здоровью.

НШ: Без каких-то конкретных цифр?

АМ: Уже с цифрами. В качестве срока искоренения гепатитов назван 2030 год. При этом имеется в виду снижение числа новых случаев заболевания на 90  процентов, а снижение смертности – на 60-65 процентов к 2030 году.

НШ: Спасибо Вам за интервью! Может быть, вы хотели бы что-то добавить?

АМ: Я хотел бы лишь добавить, что Глобальная стратегия была принята в мае этого года, но наш региональный офис ВОЗ сейчас готовит региональный план действий посредством проведения региональных консультаций со всеми странами. Так же у нас был совет экспертов, который нам помогал разрабатывать этот план действий; он будет направлен именно на контроль, профилактику и лечение вирусного гепатита в Европейском регионе ВОЗ. Будут также разработаны региональные цели и приоритетные действия, которые должны будут осуществляться странами при помощи регионального бюро ВОЗ. Мы надеемся, что этот план действий будет принят на 66-ой сессии Регионального комитета в сентябре текущего года в Копенгагене. Он станет дополнительным инструментом, при помощи которого международное сообщество будет повышать значимость этого вопроса и развивать политическую приверженность решению проблемы вирусных гепатитов.

Радио ООН

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Материалы по теме