15 мая, 2016 11:24

Почти 1000 человек на Донбассе перестали получать заместительную терапию

Как на оккупированных территориях обстоят дела с обеспечением пациентов заместительной терапии медикаментами? Об этом говорим в программе «Киев-Донбасс».

Тамара Трецкая — программный менеджер проекта «Поддержка пациентов ЗПТ — внутренне перемещенных лиц из зоны АТО, Донецкой и Луганской областей», который осуществляет МБФ«Альянс общественного здоровья», рассказывает о нехватке жизненно важных препаратов для наркозависимых переселенцев и жителей зоны АТО.

Виктория Ермолаева: Что такое заместительно-поддерживающая терапия? Почему мы об этом говорим?

Тамара Трецкая: Это один из видов лечения людей, которые имеют зависимость от апиоидов. В Украине она внедряется как серьезный рычаг борьбы с эпидемией ВИЧ/СПИД. Мероприятия по заместительной терапии продекламированы в законе Украины, посвященному борьбе с ВИЧи СПИДом.

Сейчас у нас более 8000 пациентов получают заместительную терапию. Планировалось, что их количество превысит 9000 человек, но почти 800 из них находятся в Крыму, где российское законодательство запрещает заместительную терапию.

В Донецкой и Луганской областях перед началом осложнения политической ситуации у нас было 1400 пациентов. На сегодняшний день их количество составляет 569 человек.

В Луганской области еще в сентябре закрылись сайты заместительной терапии. В Донецкой области по мере исчерпывания запасов медикаментов тоже начали закрываться сайты. На сегодняшний день у нас там есть только один сайт — точка оказания услуг. В нашем понимании это лечебное учреждение, на базе которого пациентам выдают медикаменты заместительной терапии.

Запасы бупренорфина уже давно закончились на оккупированных территориях. В настоящее время там выдаются остатки метадона, а это не полноценная заместительная терапия, а минимум, который получают пациенты.

Татьяна Курманова: После аннексии Крыма люди, которые не смогли получать заместительную терапию, записали видео, в котором говорили, что теперь они, фактически, обречены на смерть. Известна ли их судьба? Действительно ли отсутствие заместительной терапии может привести к таким последствиям?

Тамара Трецкая: Это как больного диабетом лишить инсулина, а потом спрашивать, действительно ли это ухудшило его состояние.

Существуют факты смерти пациентов вследствие прекращения заместительной терапии, это не оспаривается.

Татьяна Курманова: Сколько лет в Украине уже существует заместительная терапия?

Тамара Трецкая: Наиболее активное внедрение заместительной терапии началось в 2008 году, когда Виктор Ющенко подписал соответствующий приказ. Тогда в страну были завезены препараты метадона. Этот препарат был выбран исходя из того, что он меньше стоял и был легче для госбюджета. Многие пациенты, принимающие метадон, чувствовали себе хорошо.

Раньше бупренорфин разрешалось выдавать только по рецепту, и пациенты могли, получая его, не приходить каждый день в лечебное заведение. Сейчас эти препараты практически уровняли. В августе прошлого года вышел приказ Министерства здравоохранения, который разрешил выдачу препаратов метадона как по рецептам, так и в лечебных учреждениях.

Виктория Ермолаева: Расскажите подробнее о проекте «Поддержка пациентов ЗПТ — внутренне перемещенных лиц из зоны АТО, Донецкой и Луганской областей».

Тамара Трецкая: Когда началась аннексия Крыма, очень остро стал вопрос о том, как туда доставлять препараты. Когда же стало ясно, что завезти туда препараты мы не сможем, начался поиск альтернативных решений.

Альянс обратился в международный фонд «Відродження». За считаные недели они нашли возможности финансирования этого проекта. Он был рассчитан именно на пациентов Крыма.

Позже мы поняли, что нужно принимать и пациентов из зоны АТО. Международный фонд «Відродження» финансировал этот проект по 31 марта 2015 года. В течение этого периода мы вели постоянный поиск доноров для расширения возможностей финансирования, а также подключались к фонду Элтона Джона.

С 1 июня 2015 года Глобальный фонд дал свое согласие на финансирования проекта и даже предусмотрел техническую помощь для оборудования сайтов ЗПТ, которые действуют на оккупированных территориях.

Татьяна Курманова: В каких городах?

Тамара Трецкая: Сейчас проект идет в 8 областях, в том числе и в Донецкой, и в Луганской областях. В Донецкой области это Краматорск, Красноармейск, Славянск и Мариуполь. В Луганской — Лисичанск, Северодонецк и Рубежное.

Новые сайты на Донбассе пользуются самой большой популярностью, они дали возможность принять 52% от общего количества пациентов. Также сайты действуют в Киеве, Днепропетровске, Виннице, Сумах, Конотопе, Полтаве, Гадяче и Кременчуге.

Виктория Ермолаева: Существует ли проблема с доставкой препаратов заместительной терапии на территории Луганской и Донецкой области?

Тамара Трецкая: Проблема существует очень давно, но только на оккупированных территориях. Решили вопрос с доставкой туда препаратов для лечения ВИЧ инфекции СПИДа и туберкулеза, но решить вопрос с доставкой туда наркотических препаратов оказалось невозможным. Последняя поставка в Донецкую область была совершена в мае 2014года самолетом.

Виктория Ермолаева: Сколько пациентов заместительной терапии выехали из оккупированной территории?

Тамара Трецкая: Если их было 1398, а осталось 569, то больше 820 пациентов мы потеряли. Немного более 100 из них получают заместительную терапию в других городах.

Татьяна Курманова: Государство должно помогать пациентам заместительной терапии на безоплатной основе?

Тамара Трецкая: Да, за счет Глобального фонда им гарантировано непрерывное получение этого препарата, а также обследование и лечение заболеваний, которых у них до этого не было. Каждому пациенту также предоставляется постоянная кризисная помощь.

Громадське радіо

Аудио
Громадське радіо

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Материалы по теме