28 мая, 2019 11:27

Прикосновение. История Владимира и Светланы

НВ вместе с Veteran Hub и фондами Елены и Виктора Пинчук собрали истории возвращения украинских военных и задали им и их близким откровенные вопросы о том, как выстраивались отношения после разлуки, плена, ранений и долгих месяцев военной службы, как тот период сказался на отношениях с самыми близкими и как теперь живут эти семьи. Семь самых разных историй возвращения собраны НВ проект Прикосновение — портреты семей, которые помогут понять, что именно чувствует человек, возвращаясь домой и с какими вызовами сегодня сталкиваются семьи ветеранов в Украине и мире.
Прикосновение. История Владимира и Светланы | Фонд Елены Пинчук

Владимир, 37 лет и Светлана, 37 лет

Вместе 21 год

Знакомство: «Сначала были друзьями»

Познакомились в школе в 8 классе. Оба приехали из разных городов и попали в одну школу — сначала дружили. В классе было 4 примечательных парня, которые будто откололись от коллектива и учительница попросила девушек приобщить ребят к классу. Так все и началось. «Она была очень яркая девушка», — вспоминает Владимир.

Война: «Пришла повестка, он принял это решение, а я его поддержала»

Владимир говорит, что после прохождения медицинской комиссии в военкомате ждал мобилизацию до января 2015 года. Полгода ожидания посвятил тому, чтобы подготовить бизнес к продаже: что-то закрыл, где-то просто отдал долги. Вспоминает, что до войны жену вообще не допускал к своим делам — в семье была классическая схема «папа работает, а мама красивая».

О походе на войну Светлана узнала не за полгода, а перед празднованием их годовщины. «Завтра еду, — сказал он, — в восемь. В военкомат». Вспоминает, что не советовался совсем. В семье двое детей, собственного жилья в то время не было, она не работала. Тот год превратился для нее в испытание. Она довольно быстро поняла, что работы и денег нет. Летом того года Светлана поехала с детьми к маме в Грецию, где работала на четырех работах, спала по 4 часа. По возвращении в Украину, детей загрузила максимально кружками, чтобы как-то пережить этот период. Говорит, что именно тогда она поняла, что не хочет больше чувствовать себя беспомощной.

Все вокруг спрашивали: «Как ты его туда отпустила?». Светлана пожимает плечами: «Как отпустила? Пришла повестка, он принял это решение, я его поддержала. Очень сложно было всем объяснить, почему я не остановила его. Детям было сложнее все это понять».

Владимир вспоминает, что самый тяжелый период был в тренировочном лагере. «Все, чему нас там учили — „вы все погибнете“. Это был март 2015: все ждали наступления и тяжелых боев. Нам со всех сторон рассказывали, что мы не выживем. И я начал отталкивать свою жену, вел себя, как полный говнюк, чтобы ей было проще пережить возможную потерю, — рассказывает Владимир. — Однажды я довел ее до слез, и она спросила прямо, зачем я так себя веду».

Светлана, вспоминая те времена, говорит, что тогда морально ей помогли именно их дети.

Возвращение: «Война отсекает лишнее. Оставляет только то, что имеет значение»

Светлана не знала, где именно находился муж и что он участвовал в боевых действиях. Через полгода он рассказал все, как было: что он на первой линии, а Светлана должна принимать решение: остаться в Греции до конца его службы или вернуться в Украину и ждать здесь.

«Возвращаясь, я не понимал, будет ли дома что-то столь же значимое, как служба в армии», — говорит Владимир. В апреле он демобилизовался.

Говорит, что до войны неплохо зарабатывал, но не было какого-то важного основания: зачем ты все это делаешь. Война случилась после очень сложного периода в жизни. Все, что произошло на Востоке зацементировало взгляды и помогло определиться с приоритетами.

Светлана говорит, что его отношение к семье после войны полностью изменилось: «Теперь я знаю, что мы с детьми для него будем на первом плане. Всегда — мы, потом — все остальное».

Владимир добавляет: «Война отсекает лишнее. Оставляет только то, что имеет значение. Когда видишь смерть и увечья, понимаешь, что жизнь имеет ценность».

Рассказывает, как после возвращения произошла паническая атака в ночном клубе: стробоскопы в клубе очень напоминают обстрел, а вокруг — мажорная публика. Нереальный мир. Вышел на улицу, продышался и вернулся.

Светлана же рассказывает, что всю жизнь обнимала мужа во сне, а после возвращения все изменилось. «К нему вообще нельзя было прикоснуться, дистанция — метр — или проснешься с синяком, — вспоминает она, — спала спиной, калачиком. Сейчас уже лучше, но время от времени случается снова».

На вопрос, что изменила война в их жизни отвечают по-разному. Владимир говорит, что «научился отсекать лишнее», а Светлана утверждает, что отсутствие мужа дало возможность понять, что она что-то может сама: «Почувствовала свою силу наконец».

Будущее: «Когда вернулся, я понял, что это временно»

Сегодня Светлана и Владимир имеют общую мечту о небольшой сети кофеен, школе кофе, о лекциях и собственном кофейном пространстве. О больших мечтах говорят осторожно, но с улыбкой: «Хотим наконец переехать в собственное жилье, начать путешествовать, расширить семью…»

Когда уже не остается вопросов, Владимир добавляет: «Когда вернулся, я понял, что это временно — нас снова позовут возвращать наши территории. И я уверен, что возвращать эти територии будем именно мы. Поэтому хочу подготовить жену ко всем возможным вариантам».

 

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Материалы по теме