4 июня, 2019 10:31

Прикосновение. История Инны и Игоря

НВ вместе с Veteran Hub и фондами Елены и Виктора Пинчук собрали истории возвращения украинских военных и задали им и их близким откровенные вопросы о том, как выстраивались отношения после разлуки, плена, ранений и долгих месяцев военной службы, как тот период сказался на отношениях с самыми близкими и как теперь живут эти семьи. Семь самых разных историй возвращения собраны НВ в проект Прикосновение — портреты семей, которые помогут понять, что именно чувствует человек, возвращаясь домой и с какими вызовами сегодня сталкиваются семьи ветеранов в Украине и мире.
Прикосновение. История Инны и Игоря | Фонд Елены Пинчук

Инна, 52 года; Игорь, 52 года

Вместе больше 30 лет

Знакомство: «Помню ее блузку с бантом в стиле Коко Шанель»

Игорь вспоминает, что познакомились во время выезда студентов на колхозные работы. Это был биологический факультет, где были в основном девушки. Инна вспоминает, что Игорь приехал в лагерь в джинсовом костюме и с гитарой, именно это и расстроило Инну «слишком яркий». Это была первая встреча, после чего Игорь стал заходить к девушкам в общежитие. Так и встречались почти год, а потом — всю жизнь вместе. Даже работа совместная.

Война «По шкале от 1 до 100 реальная война отличается от войны, которую мы видим в фильмах... на все 100»

Игорь поставил Инну перед фактом, что идет на войну, сказал «Не могу иначе». Обещал вскоре вернуться, но вернувшись, снова уехал. Инна вспоминает, что не очень понимала, что происходит, а Игорь говорит, что человеку, живущему мирной жизнью, очень сложно объяснить, что именно происходило там. И добавляет: «Для меня было очень тяжело слышать, что она не понимает, почему я там, я считал, что поступил правильно, как настоящий мужчина».

Разговор с дочерьми относительно отцовского решения перевели на Инну.

Его война продолжалась почти полтора года в составе группы добровольцев.

«Очень сложный период был с конца 14 до начала 15-го, — вспоминает Игорь, — Много раненых, много убитых. Единственное, за что я себя корю — можно было бы найти другие слова».

Возвращаясь в те времена сейчас, Инна говорит, что для нее было непонятно, почему он не привлекает ее к своим проблемам.

Молчат вместе, держатся за руки. Игорь говорит, что просил прощения. На вопрос, простила ли его, Инна пока молчит...

Возвращение: «Я перестал мыслить, как прежде»

Игорь говорит, что по возвращении было такое ощущение, что он впервые встретил Инну, будто не знали друг друга. Вспоминает, что было очень сложно выстраивать отношения после, потому что человек, вернувшийся с войны, и человек ждавший, снаружи выглядят, как раньше, но на самом деле внутри все очень изменилось. Именно поэтому много друзей ушло именно в тот период, потому что закончились темы для общения, появились новые люди.

У Игоря было обостренное восприятие реальности, даже приступы агрессии. Инна стала более тревожной, чувствительной к некоторым словам и действиям Игоря.

«Мой самый большой страх того периода, — вспоминает Инна, — что Игорь погибнет. Страх за него».

Будущее: «Хочу объединить вновь семью»

Игорь и Инна рассказывают, что вместе строят планы на будущее. На вопрос, планируют ли рассказать внукам всю правду о войне, отвечают, что для них самое главное, чтобы они воспринимали эту ситуацию правильно. Чтобы знали, что мы поступили правильно: «А потом можно уже и правду рассказать».

Игорь говорит, что его планы на будущее сформировал именно этот период: «Война — это вообще дрянная штука. Но я считаю ее плюсом. Если бы надо было пройти этот путь снова, я бы поступил так же».

Инна добавляет: «Война для меня была плюсом. Единственное, что до сих пор не могу простить, что меня с собой не взял...»

Текст Olga Rudneva
Фото Микита Завілінський (Nick Zavilinskyi)

За пять лет более 361 000 украинских военных приняли участие в противостоянии российской агрессии на востоке страны. Большинство из них вернулись к гражданской жизни, хотя есть и те, кто продолжает службу по контракту.

Ветераны говорят, что человек, вернувшийся с войны, должен заново строить отношения с любимыми, детьми и собственным окружением. Их новый опыт требует осмысления и адаптации к гражданской жизни.

В ноябре 2018 в Киеве начал работу проект Veteran Hub, где ветераны, их близкие и родные погибших могут получить психологическую и юридическую поддержку специалистов и собратьев из более чем 12 общественных организаций.

Тэги
Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter