12 ноября, 2010 23:02

В Санкт-Петербурге начались испытания первой российской ДНК-вакцины против СПИДа

На прошлой неделе произошло событие, уникальное для российской науки. В Санкт-Петербурге начались испытания первой российской ДНК-вакцины против СПИДа. О том, что она собой представляет, как удалось ее создать и спасет ли эта вакцина человечество от "чумы XXI века", читателям "МН" в эксклюзивном интервью рассказывает ее создатель - директор Санкт-Петербургского биомедицинского центра, профессор Санкт-Петербургского государственного университета, доктор биологических наук АНДРЕЙ КОЗЛОВ.

- Андрей Петрович, разработанная вами вакцина - плод многолетних трудов. С чего все началось?

- Наверное, с того, что в конце 80-х я ушел из академической науки в практическое здравоохранение разрабатывать и внедрять методику диагностики СПИДа. Об иммунно-ферментном анализе на тот момент в практическом здравоохранении никто не слышал, так что нам, кроме всего прочего, приходилось обучать медиков делать внешние программы контроля качества, работать в лабораториях. Именно мы первыми в России (15 апреля 1987 года) начали в Петербурге скрининг на ВИЧ, очень быстро доведя количество анализов до миллиона в год. Именно благодаря нашей скрининговой программе удалось выявить первых вирусоносителей в стране, а также зарегистрировать в Санкт-Петербурге первый случай смерти от СПИДа. Лекарств от СПИДа на тот момент еще не было, так что мы лечили заболевших симптоматически, старались изменить их поведение, чтобы предотвратить дальнейшую передачу вируса.

Одновременно с разработкой программы защиты населения мы занимались изучением СПИДа. О болезни этой на тот момент практически ничего известно не было. Мы начали с того, что в условиях повышенной безопасности выделили вирус, - никто ведь не знал точно, как им заражаются, насколько он заразен и опасен для человека. После этого началось его изучение - мы сфотографировали вирус в электронный микроскоп, проклонировали его, вследствие чего получили в неограниченном количестве ДНК-вирус, секвенировали его геном, что и открыло в дальнейшем путь для создания ДНК-вакцины.

- А когда начались работы по созданию вакцины против ВИЧ/СПИДа?

- Точкой отсчета считается 1997 год, именно тогда президент США Билл Клинтон объявил о государственной программе по созданию вакцины. В это же время аналогичная программа была принята в России. Правда, финансирование наше несравнимо с американским. В настоящее время успехи таковы. Всего в мире над созданием вакцины работают сотни лабораторий, в том числе и российские, базирующиеся в Москве, Санкт-Петербурге и Новосибирске. На доклинической стадии находится примерно 200 вакцин. До первой фазы клинических испытаний дошли несколько десятков. До третьей фазы - всего 3, правда, результаты оказались весьма скромными. Максимальная эффективность, которой удалось достичь американцам, - 30% (для массового применения вакцины необходимо хотя бы 90% эффективности), и это при финансировании под миллиард долларов.

- Почему же успехи оказались столь скромными?

- СПИД - классическое хроническое заболевание, создавать вакцины против которых архисложно. Ни против малярии, ни против туберкулеза, ни против сифилиса вакцин тоже до сих пор нет. Что касается СПИДа, то вызывающий его вирус ВИЧ необычайно изменчив. Есть и еще один фактор, о котором обычно стыдливо умалчивают. Ученые не заинтересованы в создании вакцины от СПИДа, потому что академическую карьеру на этом не сделаешь. Ведь что нужно для продвижения в науке - публикации, защиты, гранты... В случае же со СПИДом можно годами сидеть в лаборатории, создавая один вариант вакцины за другим, и не получать ровным счетом никаких обнадеживающих результатов. И кому, спрашивается, нужна эта маета, когда можно вполне успешно заниматься чистой наукой?

- Вам все-таки вакцину от СПИДа создать удалось. Что она собой представляет?

- Еще 13 лет тому назад, только приступая к созданию вакцины от СПИДа, мы проанализировали процессы, которые протекают при этом заболевании, и пришли к выводу, что против него может оказаться эффективной ДНК-вакцина. В отличие от классической генно-инженерной белковой вакцины, когда гены вируса помещаются в какую-то стороннюю клетку (бактерии или высшего организма), вырабатывающую белок, который необходимо очищать, а потом уже вводить в организм человека (так работают вакцины против гепатита В, папилломы и т.д.), ДНК-вакцина основана совершенно на других принципах. Вирусную ДНК сразу вводят непосредственно в макроорганизм, где и начинается синтез белка. Таким образом, если белковая вакцина стимулирует выработку антител, то есть гуморальный иммунитет, то ДНК-вакцина индуцирует клеточный иммунитет. Именно поэтому в перспективе ДНК-вакциной можно будет лечить всевозможные хронические заболевания, в том числе и СПИД. Интересно, что в своих теоретических построениях мы не одиноки. Две недели назад я был на Всемирной конференции по вакцинам против СПИДа во Франции, на которой самыми перспективными направлениями были признаны ДНК-вакцины, вакцины на основе покс-вирусов, когда в вирус оспы, использовавшийся для прививок, встраиваются гены вируса ВИЧ/СПИДа, а также их сочетания.

- Опыты на животных, проводившиеся на доклинической стадии, показали эффективность вакцины?

- Мы провели все необходимые эксперименты - на мышах, крысах, морских свинках, собаках. Но здесь все не так просто. Ахиллесова пята всех вакцинных исследований - иммунологические корреляты. Окончательный ответ на вопрос, действует вакцина или нет, могут дать только клинические испытания, но это удовольствие дорогое. К ним надо как-то готовиться, вот ученые и стали придумывать всевозможные показатели, говорящие о потенциальной эффективности вакцины, - антитела, цитотоксические Т-лимфоциты и др. Тут-то и выяснились удивительные вещи. Оказалось, что многие вакцины, которые успешно применяются вот уже много лет (к примеру, против желтой лихорадки), иммунологических коррелятов не имеют. Их только сейчас начинают выяснять. Мы же при создании вакцины от СПИДа пляшем от обратного - сначала пытаемся выстроить иммунологические корреляты, а потом на их основе создать вакцину. Получается, как вы сами видите, не очень. Более того, одна из самых успешных по иммунологическим коррелятам вакцин от компании Merck, как показали клинические испытания, стимулировала заражаемость. Так что после завершения доклинической стадии мы можем сказать только, что наша вакцина индуцирует специфический клеточный иммунитет в ответ на вирусные пептиды. К тому же она безопасна, причем настолько, что ЛД-50 (количество летальных доз) достигнуть так и не удалось. Наша вакцина не вызывает аллергию. Остальное покажут испытания на людях.

- Как будут проходить клинические испытания?

- На первой стадии, к которой мы приступаем сейчас, будет исследоваться безопасность вакцины. В течение месяца мы привьем группу из 21 человека, состоящую из здоровых мужчин и женщин, затем еще в течение месяца будем их наблюдать. На следующей стадии, к которой мы приступим не раньше чем через год, в исследовании примут участие уже 50-100 человек. В этих экспериментах будет изучаться иммуногенность вакцины. И только после этого, если все пройдет успешно, настанет очередь завершающей, третьей стадии - испытания в когорте. На наше счастье, мы начали создавать ее параллельно разработке вакцины, так что ситуация, когда мы 13 лет работали над созданием препарата, а теперь еще 13 лет будем собирать когорту, полностью исключена. При этом, учитывая, что в нашей когорте высокая заражаемость, порядка 10% против 1% в Таиланде, где испытывают свои вакцины американцы, думаю, мы сможем обойтись не 10-15 тысячами, а 2-3 тысячами человек. Ведь в чем суть этих испытаний? Берете когорту и ждете, чтобы в контрольной группе заразилось не меньше 100 человек, а потом смотрите, на сколько процентов уменьшилась заражаемость в группе, получившей вакцину. Для получения статистически достоверных данных надо, чтобы заражаемость снизилась минимум на 50%. Понятно, что только на то, чтобы набрать необходимые данные, уйдет несколько лет.

- Через сколько же лет ваша вакцина - при условии успешного прохождения всех испытаний - дойдет до широких народных масс?

- Первая фаза продлится до февраля 2011 года. Когда начнется вторая фаза, я предсказать не берусь, это чисто вопрос финансов. Первая стадия клинических испытаний с участием 21 добровольца обойдется Биомедицинскому центру, Институту особо чистых биопрепаратов и Санкт-Петербургскому медицинскому университету примерно в 10 миллионов рублей. На следующую ступень, с участием 50-100 добровольцев, понадобится уже 50-100 миллионов. Что касается завершающей стадии, в которой будут задействованы несколько тысяч человек, то на нее уйдет порядка миллиона долларов. По российским меркам это очень большие деньги, но американцам испытания вакцины в Таиланде с участием 16 тысяч добровольцев обошлись в 160 миллионов долларов. Нравится нам или нет, но современная наука становится все более дорогой.

- Бюджет Российской Федерации сравним с бюджетом одного американского города - Нью-Йорка. Проблемы же, стоящие перед нашей страной, не сопоставимы с американскими. Так стоит ли нам тратить бюджетные деньги на разработку вакцины, которую рано или поздно создадут и без нас?

- Вирус ВИЧ/СПИДа имеет 10 (!) субтипов, распространенных в разных странах и на разных континентах. В Индии, к примеру, хозяйничает субтип С, в Америке - субтип В, в России, а также на Украине и в Белоруссии - субтип А. При этом совсем не факт, что вакцина против одного субтипа будет помогать против всех остальных. В этих условиях делать вакцину против субтипа, распространенного именно в нашей стране, жизненно необходимо. Здесь есть и другой аспект. Вакцинный проект неизбежно повлечет за собой развитие технологий в смежных областях, точно так же, как в свое время произошло с лунным проектом американцев. Не исключено, что, создав вакцину от одного хронического заболевания, СПИДа, мы сможем создать вакцины и от других.

- Когда же, по вашим оценкам, мы окончательно победим ВИЧ/СПИД?

- На борьбу с вирусом оспы, который генетически гораздо проще, чем ВИЧ, ушло 100 лет. Думаю, что и на победу над СПИДом уйдет не меньше. При этом нельзя уповать на одну вакцину. Необходим целый комплекс мер, чтобы победить это опасное заболевание. Профилактика, лекарственная терапия, изменения поведения (различные типы предохранения должны стать нормой жизни), вакцинация, политические и структурные решения (борьба с эпидемией наркомании) - только совокупность всего этого позволит нам одержать победу над СПИДом.

Елена Журавлева
шеф-редактор "Мир новостей - наука"

Мир новостей

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter