1 февраля, 2006 20:33

Надя идет в школу!

Ну и что? 1 сентября сотни тысяч шестилеток пошли в школу – и никто не поднимает шум по этому поводу. Они отправились в школьные классы, держась за руки своих родителей, встречая по пути таких же нарядных, как и они, сверстников... У Нади нет родителей и нет семьи – большую часть своей шестилетней жизни она провела в детских инфекционных больницах. Надя не общается со сверстниками – она живет в доме ребенка и общается с малышами, которым нет и трех лет. А чаще – с врачами-инфекционистами. У Нади не было своего 1 сентября. В Киеве не нашлось ни одной школы, которая готова была бы принять ВИЧ-позитивную первоклассницу из дома ребенка... Но 23 января 2006 года Надя все же пошла в «школу» - в небольшой класс, с настоящими партой и доской! Он появился в Доме ребенка «Березка», благодаря помощи Фонда Елены Пинчук «АНТИСПИД».
Надя идет в школу! | Фонд Елены Пинчук «АНТИСПИД»
Автор: Дмитрий Ванденко | Фонд Елены Пинчук «АНТИСПИД»

Учебный год для Нади начался на пять месяцев позже, чем у ее сверстников. Но как она готовилась! Сколько было переживаний и расспросов… Наверное, не было в стране более счастливого школьника. Однако это отдельно взятое детское счастье еще сильнее обнажает проблему: в Украине растет целое поколение детей, которым из-за их ВИЧ-статуса закрыт доступ к системе образования.

Более того, многим из них закрыт доступ к нормальному развитию вообще. Школы и детские сады отказываются их принимать. Дети, которые растут в семьях, имеют шанс попасть в коллектив сверстников, только скрыв свой статус. И это создает серьезную опасность. Причем не для здоровых детей (общение с ВИЧ-позитивными людьми в быту совершенно безопасно) – а для самих ВИЧ-инфицированных. Почти всегда им необходимо соблюдать специальный режим жизни – начиная с питания и заканчивая строго расписанным по времени приемом препаратов.

Еще сложнее ситуация с ВИЧ-позитивными детьми-сиротами. В Киевском доме ребенка «Березка» (для детей от рождения до 4 лет) есть две группы детей (23 ребенка) с подтвержденным ВИЧ-статусом. Надя, которой скоро исполнится 7 лет, вместе с пятилетним Вадимом живет в одной из этих групп. Остальные дети в группе – малыши до 3 лет. Естественно, это создает ощутимые проблемы в развитии и социализации старших детей.

Шансы пойти в школу по достижении шестилетнего возраста для ВИЧ-позитивных детей-сирот ничтожно малы. Новорожденные дети, от которых отказались ВИЧ-позитивные родители, попадают в дома ребенка, где они живут до достижения четырехлетнего возраста. Дома ребенка подведомственны Министерству здравоохранения. С пятилетнего возраста детей-сирот должны переводить в детские дома или школы-интернаты, а ими ведает уже Министерство образования. Но ВИЧ-позитивные дети имеют статус детей-инвалидов. Именно поэтому детей-сирот с диагнозом ВИЧ-инфекция зачастую практически невозможно перевести в учреждения, подведомственные Министерству образования, где они могут учиться и нормально развиваться. Проблема не только в неадекватной социальной среде, но и в нормативах Министерства здравоохранения, по которым воспитатели в специализированных детских учреждениях работают только до 14.00. После этого времени развитием детей никто не занимается, за ними лишь ухаживают няня и медсестра.

Надина первая учительница, Зоя Владимировна, рассказывает: «Все сложнее и печальнее, чем я предполагала. Надя не знает ни букв, ни цифр. Многие слова произносит неразборчиво и неправильно. Умеет считать только до 5. Не знает ни одного стиха, зато уже знакома с ненормативной лексикой. Ко всем взрослым обращается по имени (если знает его) и на ты. Я могу удерживать ее внимание минут 15-20. Сравнивая Надю с ее «домашними» сверстниками, определяю ее уровень развития года на 4. И все же Надя очень хочет ходить в «настоящую» школу и очень хочет, чтобы к ней приходил учитель. Надя очень любит и удивляется, когда ей читают книжки, и ей нравится рисовать на доске мелом. Я надеюсь найти подход к ней и научить ее необходимому минимуму. Надя непослушный, но очень трогательный и совсем не безнадежный ребенок!».

Самая лучшая возможность расти и развиваться для ВИЧ-позитивных детей-сирот – это приемные семьи. Но, к сожалению, ВИЧ-позитивный ребенок почти не имеет шансов быть усыновленным. Здоровых приемных родителей страшит призрак смерти, витающий над такими детьми. А ВИЧ-позитивных людей, которые готовы отдать этим детям свою любовь и заботу, надежно оградили от них законодатели. Согласно Семейному кодексу Украины, ВИЧ-позитивные люди не могут усыновить ребенка, принять его под опеку (попечительство), взять его в приемную семью. Более того – поскольку по действующему законодательству ВИЧ позитивные дети являются детьми-инвалидами, для их усыновления потенциальный усыновитель, помимо выполнения остальных требований, должен располагать отдельной (изолированной) комнатой для ребенка. Далеко не все даже здоровые семьи могут обеспечить такие условия.

Надя скоро вырастет. И пока она учится читать и писать, нам придется выучить свое домашнее задание: как дать ей и тысячам других ВИЧ-позитивных детей возможность не только выживать рядом с нами, но и жить среди нас.

За детальной информацией, пожалуйста, обращайтесь к Павлу Пиминову, директору по коммуникации Фонда Елены Пинчук «АНТИСПИД»: +380 44 490 4805, P.Piminov@antiaids.org.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Материалы по теме